Мы едем в Улан-Удэ

Дата публикации:
Мы едем в Улан-Удэ

110 лет назад на Батарейке развернулось активное строительство – возводился стекольный завод верхнеудинского первой гильдии купца Александра Кузьмича Кобылкина на участке, предоставленном ему в аренду городской управой сроком на 39 лет. По нашему мнению, именно с этого момента можно говорить о рождении промышленности в нашем городе.

Конечно, и до этого в Верхнеудинске существовали небольшие мыловаренные, кожевенные, маслобойные заводики. Однако все они существовали недолго, производительность их была незначительной, да и работало на них не так много людей. Стекольный же завод Кобылкина, а также построенные вскоре винокуренный и пивоваренный заводы и завод механлит работали десятилетиями. И не вина Александра Кузьмича, что наследие его частью разбазарено, частью влачит жалкое существование.

Кем же был Александр Кузьмич Кобылкин? Родился он в 1859 году, хотя есть и другие версии относительно даты его рождения. Был из семьи небогатых нерчинских мещан. Начал трудиться еще подростком – «печным мальчиком», который подносил дрова на винокуренном заводе Голдобина. Дослужился до водочного мастера, а затем и до счетовода и главного бухгалтера. Так что производство знал досконально и со всех сторон. Он всегда мечтал о собственном производстве и в 1889 году приписался к верхнеудинскому купечеству.

Начав с бакалейной торговли, Кобылкин быстро занимает видное место среди верхнеудинского купечества. Уже в июне 1891 года он входил в число двадцати именитых граждан города, составлявших почетную охрану проезжавшего через Верхнеудинск цесаревича Николая Александровича. Однако, успешно развивая торговлю, прибавив к бакалейной также торговлю мануфактурную, Александр Кузьмич продолжал думать о производстве.

И вот на исходе XIX столетия его мечта начала осуществляться. Для того чтобы понять, сколь основательно подходил к своему делу Кобылкин, достаточно взглянуть на старые здания ликероводочного завода в Улан-Удэ, которые сами по себе являются уникальными для Бурятии памятниками промышленной архитектуры, куда впору экскурсии водить.

К сожалению, в начале 30-х годов сгорело другое детище купца – стекольный завод. Вновь завод заработал в 1935 году, уже на новом месте. И по непонятной для нас причине именно этот год считается годом его рождения. Но ведь не меняем мы дату рождения в паспорте при каждом переезде на новое место жительства, пусть даже и после пожара. Так что в этом году можно отмечать не 75, а все 110 лет этому заводу.

Здесь надо сделать отступление личного характера. Имя Александра Кузьмича Кобылкина я слышал с раннего детства, столь важную роль сыграл этот человек в судьбе нашей семьи. Именно по его инициативе заводские приказчики собирали по всей Сибири мастеров-стеклодувов. Так в Верхнеудинске оказался мой прадед Поликарп Никитич Бакланов, переехав сюда из Минусинска, где разорился местный заводик. На стекольном заводе начал свою трудовую деятельность и наш дед Александр Поликарпович, правда, было ему тогда лет десять и звали его просто Сашкой. И именно здесь он и познакомился с нашей бабушкой Шамсутдиной Мусалимовной, правда, и ее звали тогда Шуркой. И до последних своих дней, а бабушка с дедом прожили долгую жизнь, они с необыкновенным уважением вспоминали Александра Кузьмича. И было за что. Мастерам и рабочим предоставлялось жилье, не какие-то бараки, а дома с подворьем. Любопытно, что в этих домах до сих пор живут люди. Он организовывал поставку продуктов по льготным ценам, организовывал досуг.

В 1910 году он взял в аренду участок прилегающего к заводам леса для устройства павильонов и беседок для отдыха рабочих. Причем обязался содержать арендуемый участок в чистоте, а сам хвойный лес «ни под каким видом не должен быть истребляем». Зимой на Уде напротив Батарейной устраивался каток, так что и в развитие физкультуры и спорта Кобылкин внес свой вклад.

Не забывал он и о своем производстве. В 1906 году Александр Кузьмич открыл собственную типографию в специально выстроенном для этого двухэтажном здании с переплетной мастерской. По тем временам она была лучшей типографией, впоследствии стала основой для типографии республиканской. Именно здесь была напечатана уникальная брошюра о Заудинской Вознесенской церкви, о которой мы упоминали в №14 «Верхнеудинского листка».

Строился завод искусственных минеральных вод, а в уже в годы Первой мировой войны – металлоремонтный завод. И это предприятие, как и другие заводы Кобылкина, обеспечивало десятки и сотни рабочих мест. Развивается и коммерческая деятельность Кобылкина. Его мануфактурная, бакалейная и винная торговля распространяется по всему Забайкалью, в Чите и Нерчинске. Однако, рассказывая о его жизни, нельзя сказать о другой стороне его деятельности. Это тем более уместно, что вспоминаем мы об этом перед Днем защиты детей. Получив свое образование на винокуренном заводе, Александр Кузьмич многое делал для того, чтобы другие дети учились в настоящих школах. Он содержит, а иногда и строит школы, причем не только в городе, но и в деревнях.

Кобылкин – попечитель либо почетный блюститель Верхнеудинской женской прогимназии (мы писали об этом в одном из номеров), Верхнеудинского городского приходского училища, церковно-приходской школы в Заудинском предместье, Верхнеудинского реального училища, городских одноклассных школ, церковно-приходских школ в Хара-Шибири, Каленове и в Ильинском. Фактически все эти учебные заведения содержались на его средства.

Во время русско-японской войны Кобылкин участвует в организации госпиталей для раненых. Неудивительно, что Александр Кузьмич состоял в обществе попечительства о тюрьмах и был попечителем тюремной церкви Богородицы Скорбящей. Это лишь часть той благотворительной деятельности, которой занимался Кобылкин. В отличие от других он не любил ее афишировать, узнаем мы об этом из архивных дел. Впрочем, государство отмечало Александра Кузьмича. Он был награжден золотыми медалями на апижной и Станиславской лентах, медалью Красного Креста и другими наградами. А за церковные пожертвования – Библией от Святейшего Синода. Но, пожалуй, самой почетной наградой было звание почетного гражданина, которое присвоили Александру Кузьмичу Кобылкину 15 мая 1911 года. Для купца и промышленника это было важнее иных орденов.

В начале XX века Кобылкин купил один из лучших домов в городе – дом с мезонином, некогда принадлежавший купцу Курбатову – прямо напротив дома Голдобина. В огромном доме он занимал лишь две комнаты. Ходил в одном и том же сюртуке и фуражке. И иногда, позволив себе кружку-другую пива, занимал деньги у собственных рабочих, чтобы рассчитаться.

Вот что писал лечащий врач Кобылкина М.В. Танский: «…Я всегда смотрел на Александра Кузьмича как на главного приказчика, подчиненного строгому, требовательному хозяину – всем своим созданным предприятиям. Сам же он, действительный хозяин, никаких радостей от них не видел, наоборот, они полностью его эксплуатировали и в буквальном смысле высасывали из него кровь. С большой настойчивостью удалось мне уговорить Александра Кузьмича съездить в Крым на лечение, и он на полтора месяца оторвался от изнурительного дела. Это был его единственный просвет в его трудовой жизни…».

После прихода Советской власти все предприятия Кобылкина были национализированы, а сам он арестован. Вскоре после освобождения из тюрьмы он умер «от истощения физических сил». Его вышел хоронить весь город: от дома до Одигитриевского собора гроб даже не несли, а передавали по рукам. Известно довольно точно место его захоронения во дворе собора, увы, оно никак не отмечено.

Нынешние промышленники и коммерсанты фактически никак не вспоминают о своих предшественниках. Возможно, потому, что сравнение не в их пользу. И, отмечая 230-летие Верхнеудинской ярмарки, неплохо бы вспомнить, что 110 лет назад родилась промышленность нашего города, и почтить славное имя Александра Кузьмича Кобылкина.

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!